hennala-postikortti-1910-luku

Почтовая открытка, 1910-е гг.

В сводке 6.12.1908 командующий 22-м армейским корпусом генерал-лейтенант Ольховский оценил сложность политической ситуации и потребовал укрепления находящихся в Финляндии войск.

19.12.1908 командующий Петербургского военного округа великий князь Николай Николаевич повелел разместить 3-ю Финляндскую снайперскую бригаду по стратегическим и политическим причинам на железнодорожной линии Санкт-Петербург–Хеннала, с целью избежать возможной мобилизации расположенных в Финляндии войск.

В связи с созданием 3-й Финляндской снайперской бригады новыми местами дислокации стали железнодорожные узлы в Риихимяки, Коуволе и Лахти, которые уже не раз возникали в военных планах, а возможным местом высадки морского десанта - Таммисаари. Для защиты железнодорожного моста на реке Кюмийоки в Кориа разместили русскую армию. Из-за увеличения численности войск в 1910 г. в Финляндии началась широкая программа строительства казарм, так как существующих больше не хватало, и расположены они были на неподходящих участках.

По решению Сената лахтинская рота 4-го Финляндского снайперского полка в конце 1909 г. переместилась на берег Мёюсяярви на войлочную фабрику Ионоффа (Мёюсян Пиртти), а в конце 1910 г. вторая рота на улицу Николаинкату (Вапауденкату) на пивной завод Маттссона. Город Лахти, согласно указу, был обязан оплачивать расходы по размещению русской армии.

В Лахти приехала группа из трех петербургских полковников  к известному архитектору Уно Аланко. Русские попросили Аланко спроектировать и построить казармы в Хеннале, но по патриотическим соображениям Аланко отказался, и территория была застроена в стиле петербургской военной архитектуры. При создании других казарменных территорий в 1902 – 1917 гг. главенствовала такая же архитектура.

10 июня 1910 г. Пятая строительная комиссия Петербургского военного округа купила за наличные земли Хенналы, закрепив сделку купчей. Сначала русские планировали разместить казармы на полях надворного советника Феллмана, т.к. в проведенных 1909 г. боевых учениях в Лахти и его окрестностях военный лагерь располагался именно там.
Официальные предложения о покупке русские сделали в отношении части поместья Лоунаа, принадлежащего Яаакко Ростинен и расположенного с западной стороны озера Мёюся, а также поместья Мется-Хеннала. Покупатели проявили интерес и к поместью Кёлли в Ялкаранте, но в итоге русским пришлось купить сырые земли Юлисепя, т.е. поместья Мется – Хеннала.

22-й армейский корпус был сформирован до лета 1914 г. Подразделения 3-й бригады располагались в Хямеенлинне, Риихимяки, Лахти и Коуволе.

В конце сентября 1917 г. в Лахти находились 8110 русских солдат.
В конце 1918 г. по мере начавшейся демобилизации общая численность войскового состава в Финляндии продолжала уменьшаться. После признания независимости Финляндии 31.12.1917 России следовало вывести всю свою армию из страны, но сделать это до заключения мира с Германией было невозможно.

Казарменная территория в Хеннале - русский гарнизон

Традиции русской военной архитектуры при строительстве казарм воплощали точно и скурпулезно: план застройки учитывал особенности местности, а военные территории включали идентичные здания, спроектированные независимо от места расположения гарнизонов. В Хеннале помимо зданий казарм были построены церковь и часовня, больница и жилые здания для для солдатских семей. В качестве строительного материала был выбран благодаря гигиеничности и прочности кирпич. Помещения для личного состава, систему вентиляции, водоснабжение, больницу, кухню и помещения, предназначенные для поддержания личной гигиены, проектировали и осуществляли крайне тщательно.

Завод в Муккуле, принадлежащий фон Хаусиние, стал крупнейшим производителем и поставщиком красного кирпича для строительства казарм. Кирпичные заводы в окрестностях Лахти, расположенные в Херрале, Ойкеройнен и Ойтти также расширили свое производство. Кирпич доставляли на поезде на полустанок Хеннала.

8.10.1911 торжественно заложили первый камень; место постройки освятили водой и молитвой. Полагают, что первый камень находится в фундаменте здания офицерского клуба. Строительный план русских включал в себя три солдатские казармы, несколько штабных и обслуживающих зданий, а также десять жилых зданий для личного состава. Часть зданий находилась на месте современного жилого района, а часть - в южной части территории. Офицерские казармы (строения 1 и 3 - 6) были трехэтажные, в них располагались квартиры из трех комнат и кухни, строение 2 - двухэтажная казарма.

В 1912 г. военный строительный комитет Лахти попросил у города удлинить водопровод до границы казарменной территории для 11-го Финляндского снайперского батальона, прибывающего 05.08.1912 в новую казарму.

venalaisen-komentajan-asunto

Дом русского командира

У командира батальона был свой дом, другие офицеры жили в многоэтажных домах. Здания, принадлежащие старшим офицерам, находились рядом с офицерским клубом, здание унтер-офицеров располагалось совершенно в другом месте.

В торцовых частях казарм обычно были входы, лестницы, умывальни и туалеты, а в середине зданий - классы, комнаты унтер-офицеров и добровольцев, в казармах также находились жилые помещения.

В построенных из красного кирпича зданиях налицо стили неоготика и классицизм. Например, в казармах батальона темы фронтонов и широкие формы указывают на новоготический стиль, а однообразие фасадов и декор жилых помещений - на классический стиль.

asuinrakennus_sotilaslaaketieteen_museo

Жилая казарма, Музей военной медицины

В 1910-х гг. местные строительные комиссии могли применять в качестве образцов либо типовые чертежи, разработанные главной русской строительной комиссией для уже построенных казарм, либо собственные чертежные версии. В Таммисаари, Риихимяки, Лахти и Коуволе существуют идентичные здания казарм, а также другие постройки.

В разгар революции в ноябре 1917 г. русские войска покинули Хенналу. Территорию не успели освоить полностью до событий 1918 года.

РУССКИЕ ПРИШЛИ

Родившийся 07.11.1898 в уезде Холлола машинист паровоза Арви Аломаа в интервью 30.12.1977 рассказывал следующее.

«Мне не было еще 10-и лет, когда начали строить первые казармы в Хеннале. За продвижением строительных работ я наблюдал в непосредственной близости, так как жил на Торнатори рядом с будущей казарменной территорией, в жилых домах катушечной фабрики.

Казарменная территория была названа по дому, на земле которого осуществлялось строительство. Дом располагался на самом высоком месте, там, где русские построили позднее церковь, ставшую впоследствии солдатским клубом Хенналы.

Когда земли продали, то первым знаком, предвещающим изменения, было размещение четырех русских в расположенном на территории сеннике. Они были, вероятно, какими-то начальниками, которые обследовали пригодность территории для нужд гарнизона. Начавшиеся строительные работы, как казалось со стороны, продвигались быстро. Строителями и возчиками были сначала и довольно долго только финны. Позднее на работу пришли и русские, что не очень радовало финских коллег. Довольно часто происходили ссоры и драки между русскими и финнами по разным причинам – более всего по вечерам и во хмелю. Финские парни из Торнатори не могли равнодушно смотреть, как некоторые финские девушки оказывали гостеприимный прием русским.

РУССКИЕ СОЛДАТЫ

Русские солдаты и жители Лахти довольно мало общались друг с другом. Бывали иногда ссоры из-за девушек. К тому же, у рядовых солдат было на руках очень мало денег, что тоже не способствовало общению. Да и гарнизон был достаточно самообеспеченным – там находились и пекарня, и кабак. Но офицеры все же забегали время от времени пропустить рюмку в гостиницу Кауппахотелли.

С другой стороны, гарнизонная пекарня в какой-то мере способствовала взаимоотношениям между русскими и жителями Торнатори. Именно там пекли хорошие и большие кислые караваи, и мы, жители Торнатори, приходили покупать их. Речь, правда, шла о торговле из-под полы: пекари и помогавшие им солдаты стремились немного подзаработать. Много они не просили: за три килограмма ковриги – всего 20-30 пенни. Караваи были действительно хороши, но способ их приготовления немного пугал. Несколько раз мы, дети, видели, как русские солдаты месили тесто ногами.

Иногда уходившие на покупку ковриги 20-30 пенни возвращались к нам, маленьким мальчикам, когда мы перевозили русских – чаще пьяных – на санках. Мы подкарауливали их на холме Людмана, откуда съезжали почти к воротам гарнизона. Всегда какой-нибудь русский садился в сани, он мог заплатить и 20 пенни.»

Лахти в 1917 г.

Власть царя пала 12.03.1917. Весть о революции дошла до Лахти  17.03.1917, восприняли ее везде с большим воодушевлением. 17 марта вспыхнула «революция» в Лахти. Размещенный в Хеннале полк взял в казармах власть в свои руки, выбрав из своих рядов исполнительный комитет из 46-и человек. Позднее военный патрули разоружили жандармов и захватили телеграфы.

Когда военный исполнительный комитет объявил о проведении освободительной демонстрации, городская социал-демократическая организация решила принять в ней участие. За флагом шагали около 450 человек к железнодорожному вокзалу, где депутат Айрола произнес короткую речь перед солдатами на русском языке.
Во время мероприятия раздавались крики «Ура!» за свободу России и Финляндии. После этого военные промаршировали, сопровождаемые «Марсельезой» и все возрастающими криками, к площади Кауппатори. На флагах, которые несли русские, было написано: «Да здравствует свободная Россия!», «Землю и Свободу!», «Да здравствует свобода!».

На площади Кауппатори солдаты выстроились в ряды, а народные массы сгруппировались вокруг них. Председатель городского Совета доктор Оскар Нордквист произнес поздравления, заявив, что для России и Финляндии теперь наступило время свободы. Солдаты и народ кричали «Ура!». Чувствовалось, что все радовались произошедшему в государственной жизни повороту.

В конце марта в память жертв революции организовали демонстрацию и праздник. В празднике участвовали также рабочие организации из окрестностей Лахти, и демонстрация невероятно разрослась. По оценке газеты, в ней принимали участие около 9 000 человек. На площади Кауппатори участники выстроились в большой квадрат, в центре которого находились трибуна, оркестры, хор рабочих, солдатские и рабочие депутаты, военное начальство. В рядах демонстрантов у бывших солдат Финской гвардии было свое место.

Военный храм святого Николая в Хеннале

В новых военных центрах решили строить также православные храмы для удовлетворения духовных потребностей военного и гражданского населения.

kirkoksi-tarkoitettu-sotilaskoti

Бывшая церковь

На территории Хенналы планировали возвести храм, но его строительство так и не было завершено. Документы не рассказывают, когда начались работы по строительству здания, но в договоре подряда от 30.05.1914 упоминается, что на кладку было выделено 60 000 кирпичей по цене 18 рублей за 1000 штук. К работе приступила артель каменщиков Белогрудова. Имя архитектора неизвестно, но чертежи, видимо, делала инженерная комиссия Лахти.

Однонефная (однопрестольная) церковь была построена из красного кирпича и имела серый гранитный цоколь. Размер церкви был 14,5 x 33 м, высота барабана церкви с овальным куполом составляла 18 м, а шатра колокольни с куполом - 20 м. Высота помещения в средней части здания была 7 м. Снаружи церковь хотели покрасить, а изнутри оштукатурить. В восточной части, помимо алтаря, были две маленькие комнаты, а в западной - притвор с боковыми комнатами, над которыми находился маленький балкон. Кроме того, на длинных боковых фасадах располагались т.н. летние входы. Кровлю покрасили в зеленый цвет, а купола в серебристый. Строительные работы продвигались медленно, не хватало денег и профессиональных рабочих.

Первая мировая война также помешала строительству, однако, некоторые поставки все же продолжались. Изготовление колоколов доверили «Поставщикам Двора Его Императорского Величества Торгово-промышленному объединению «Братья Оловянишниковы». Семь колоколов отлили из металлов высокого качества по строгим инструкциям и чертежам. Их привезли из Санкт-Петербурга в июне 1914 г. Два самых больших колокола успели поднять на колокольню. На самом большом из них отлили изображение святого Николая, это указывает на то, что храм должен был носить его имя. Других сведений об этом не сохранилось. Общий вес колоколов составлял 130 пудов (2119 кг), самый большой весил 70 пудов (1140 кг). На колокола было потрачено 2 650 рублей. Литейная приобрела необходимый металл с артиллерийских складов использованных материалов в Санкт-Петербурге. Колокола установили в июле 1914 г.

Иконостас, запрестольный образ и основную часть интерьера заказали у того же поставщика двора, что и колокола. Иконостас и запрестольный образ из ольхового дерева расписал художник Виктор Васнецов (1848-1926), взяв за образцы оригиналы кафедрального Свято-Владимирского собора в Киеве. Автор других икон не известен, но написаны они были где-то в иконописной мастерской Санкт-Петербурга. Можно утверждать, что в иконостасе были иконы Христа, Казанской Божией Матери, святого Николая, святого Митрофана и Тайная Вечеря. Для запрестольного образа была написана на ткани икона Воскресения Христова. Каркас иконостаса был покрыт белой краской и украшен настоящим сусальным золотом. Перед клиросами должны были быть установлены два киота с образами. Работу над иконостасом планировали завершить до октября 1914 г. Его установка обошлась бы в 3 750 рублей, чего так и не произошло; из-за сумбурности политической обстановки иконостас остался на складе.

hautausmaan-kappeli_p

Часовня

Храм собирались открыть в декабре 1914 г., но работы были прерваны уже в июле, в порядок привели только жилые помещения. Для храма были приобретены также серебряные позолоченные священные сосуды еще задолго до его постройки. Возможно, их использовали во время самых больших богослужений полевой церкви.

В 1914 -17 гг. здание храма стояло недостроенное, в таком виде оно и досталось финнам. Казарменная территория перешла к финнам в качестве военного трофея в 1918 г.
В здании частично не хватало перекрытий, отопительных приборов, дверей и окон. Снаружи кирпичные стены были частично покрашены, а швы залиты раствором. Перекрытия должны были отштукатурить. Пола внутри и ступеней не было.

Здание начали перестраивать под солдатский клуб по проекту К. Линдберга в 1923 г. и освятили в 27.9.1924.

От российского периода остался могильный памятник на кладбище рядом с часовней с южной стороны казарменной территории, на памятнике написано: «Полковник Григорий Пушкарев, скончался 19.6.1914. От товарищей.»

puskarevin-hauta

Могила Г. Пушкарева

Здание офицерского клуба

Первый камень казарменной территории, вероятно, находится в фундаменте офицерского клуба. С уверенностью можно сказать, что здание было построено в 1912 г. и функционировало все время как офицерский клуб. В нем располагалось казино для русских офицеров, а после получения Финляндией независимости оно обслуживало финских офицеров.

Казарменная территория находится в южной части города Лахти, у шоссе, ведущего в Хельсинки.


Текст: Сеппо Тойвонен. «Войны и солдаты в Лахти», 2009
Перевод: Ко, В.К.
Фотоматериал: Сеппо Тойвонен